023ee8b5

Кавокин Алексей - Человек Науки



КАВОКИН АЛЕКСЕЙ
ЧЕЛОВЕК НАУКИ
Человек науки не боится буки
И. Рузин
ГЛАВА 1
Машенька вошла в необъятный холл отеля Ренессанс, весь уставленный фуршетными столиками, возле которых важно возвышались официанты в белых смокингах. Между столиками прохаживались пока немногочисленные участники конференции по Физике полупроводников, пришедшие, как и Машенька, пунктуально к началу Wellcome party.
Машенька огляделась по сторонам в поисках знакомых. Мимо продефилировала группа нитридчиков: величественный Матье Леру рассказывал эмансипированно-элегантной Флоранс с сигаретой в зубах ... а самолет задержали в Бостоне на 8 часов, и естественно, no smocking. Представляешь себе мое состояние к концу седьмого часа, когда ко мне начала проявлять интерес дама лет 75, увешанная золотыми браслетами и часами с боем...
Немец Хайляйтер, двигавшийся на левом траверсе Флоранс, посмотрел а Машеньку удивленным взглядом, в котором читалось Почему я еще не знаком с этим ученым?. Впрочем, Хайляйтер сразу обратился в ничто, заметив на предмете своего любопытства взгляд самого фон-Клитцинга.
Машенька была в этот вечер необыкновенно хороша. Свитер с горлом в сочетании с короткой черной юбкой, которую она обычно стеснялась надевать, и золотой кораблик на тонкой цепочке - все это ей очень шло, но главное было в том, что Машенька чувствовала себя беззаботной, хорошо отдохнувшей и готовой к празднику.
Непроницаемый лакей в смокинге слегка наклонился к Маше, предлагая шампанское. Маша взяла бокал, сказав Thank you, не слишком сухо, но все же вполне формально, так, как всегда разговаривают с официантами. Вдруг с того же подноса сгреб сразу три бокала, кто бы вы думали?

Конечно Майк! Это он появился за двадцать минут до открытия в фойе Ренессанса, облаченный в свой любимый светло-серый костюм, клетчатую рубашку и большой мятый галстук. Майк уже успел закинуть себе в пасть шесть или семь канапе с икрой и паштетами и теперь собирался залить их шампанским.
- Здравствуй, Машка! - сказал Майк, одной рукой удерживая три бокала, а другой прижимая к себе Машеньку. - Как поживаешь?
- Спасибо. Ой, Майк! - воскликнула Маша.
- А как мне следует понимать это Ой, Майк! - спросил Майк. - Например, если ты хотела сказать: Ой, Майк, не уединиться ли нам где-нибудь в укромном месте и не обсудить ли распространение цилиндрической волны в квантовом проводе, то я бы ответил: С удовольствием, только давай сначала все сожрем и как следует выпьем, а то ведь потом не дадут.
- Смотри, Майк, Жорес Иваныч! - сказала Маша. И действительно, сквозь раздвигающиеся двери к ним приближался Жорес Иванович.
Майк одним движением подтянул штаны, пригладил волосы и поправил галстук. При этом лицо его приняло подобострастное выражение, а три бокала выстроились в треугольник: самый полный поближе к Жорес Иванычу, средний поближе к Майку, а последний, налитый наполовину, поближе к Маше.
Жорес Иваныч приблизился и, на ходу протягивая руку, сказал звучным голосом:
- Здравствуйте, Маша!
- Здравствуйте, Жорес Иваныч! - хором отозвались Маша и Майк, Маша пожала протянутую ей руку, и в следующее мгновение Жорес Иваныч скрылся за дверью с вывеской Только для членов Президиума.
- М-да, - сказал Майк, который несколько секунд пребывал в оцепенении, как будто анализируя, какие выгоды можно извлечь из происшедшего. - Разрешите поцеловать вашу ручку, - обратился он к Маше мурлыкающим голосом, наконец.
- Пожалуйста, Майк.
Майк поцеловал Машу в ручку и в щечку, причем так сильно прижал ее к себе, что у Маши даже



Назад