023ee8b5

Каверин Вениамин - Сказки Гауфа



В. КАВЕРИН
СКАЗКИ ГАУФА
Вступительная статья
(к сборнику В. Гауфа "Сказки")
I
Где только не рассказывают герои Вильгельма Гауфа сказки, легенды и
предания, где только не происходят с ними необыкновенные истории: в
пустыне на пути к Каиру, в самом Каире, в Александрии и Багдаде, в
Германии и дремучем Шпессартском лесу, в Шотландии, во Франции в Париже, в
Голландии, на море и на суше. И нельзя сказать, что эти истории тесно
связаны друг с другом. Они далеки друг от друга. Они происходят в одних
местах, а могут происходить и в других. Время действия условно. Это
странно, но некоторые герои могут даже поменяться местами.
Более того: мотивы, которые сопутствуют возникновению этих историй,
достаточно условны. Они могут даже отсутствовать, это ничего не меняет.
Для того, чтобы была рассказана очередная сказка или новелла, автор не
ищет серьезного повода. Необходимо лишь одно условие - время. Без
собеседника, разумеется, не обойтись. Время и собеседник - этого для Гауфа
вполне достаточно.
Одна история сменяется другой, при этом возникает иллюзия, что она
продолжает предыдущую, как бы вложена в нее, а та, что вложена, содержит в
себе третью. Казалось бы, эффект знаменитой русской матрешки не имеет
ничего общего с повествовательной манерой известного немецкого сказочника,
но если вдуматься, сходство нетрудно обнаружить: вот первая матрешка,
оказывается, внутри нее - другая, затем - третья; казалось бы, вот и все,
ан нет - появляется еще и еще - матрешки, уменьшаясь в размерах, вложены
одна в другую.
Такой же эффект неожиданного результата, связанности и непрерывности
историй остается у читателя сказок Гауфа. Одновременно создается
впечатление, что запас историй у автора безграничен. Он просто вынужден
закончить цикл историй, так как ограничены размеры книги.
Но отметим существенную разницу: размер сказок для Гауфа не имеет
никакого значения. Впрочем, и в других отношениях композиция произведений
Гауфа бесконечно сложнее элементарного устройства матрешки. Ему ничего но
стоит разорвать пополам сложную и занимательную сказку ("Холодное
сердце"), и, разумеется, это делается на самой интересной странице. Его
учителя нетрудно угадать: это Эрнст Теодор Амадей Гофман. Гауф знакомит
читателя с первой частью истории, необыкновенной, новой, удивительной во
всех отношениях, а потом, через много страниц, посвященных другим
историям, рассказывает вторую часть, еще более необыкновенную.
Широко известно, как построена знаменитая сказочная эпопея "Тысячи и
одной ночи". Красивая и догадливая наложница Шахразада, после очередной
любовной встречи, зная, что наутро ее ожидает казнь, каждый раз обрывает
сказку в самом интересном месте. Каждый раз с утренней зарею визирь, ее
отец, приходит с саваном под мышкой, и каждый раз заинтересованный царь
Шахрияр откладывает казнь. Мало кто замечает философский смысл этого
противопоставления: смерть бессильна перед искусством. И она действительно
бессильна, потому что гениальные творения прошлого бессмертны. Вместе с
тем композиция "Тысячи и одной ночи" не очень сложна.
Шахрияр по ночам выслушивает сказки Шахразады и ласкает свою
возлюбленную, а днем вершит правый суд.
Ничего похожего вы не найдете в произведениях Гауфа. Его истории не
рассказываются на любовном ложе. Он предпочитает самые опасные и
рискованные обстоятельства, которые сами по себе сказочны и намеренно
усложнены. Авторы многочисленных исследований о народных, волшебных,
авантюрных, бытовых сказках стремятся к



Назад