023ee8b5

Каверин Вениамин - Пятый Странник



Вениамин Каверин
Пятый странник
ПРЕДИСЛОВИЕ.
Я говорю не в укор и не в осуждение: я -- человек из глины.
Точнее: я хочу слепить человека из глины.
4-го декабря 1921 года, я сделал это необыкновенное
открытие, которое несомненно будет иметь огромное влияние на
всю мою последующую жизнь. Убедившись в совершенной
непреложности странного случая, я пытался исследовать причины,
которыми он был вызван и пришел к следующим результатам:
Я не был рожден человеком из глины и стал таковым очень
недавно, повидимому в октябре прошлого года, или около того.
Здесь было бы уместно напомнить старинную еврейскую легенду,
которая дает нам несколько весьма рациональных советов,
касающихся того, каким образом оживить человека, сделанного из
глины. Мне известно также, что многие раввины, нуждаясь в
добросовестном служке синагоги, делали себе человека из глины и
оживляли его, пользуясь упомянутыми советами.
Кроме того, я бы мог рассказать о том, что в одном из самых
прекрасных городов Российского государства, живут и часто
встречаются десять человек, которые и не подозревают даже, что
они сделаны из самой лучшей глины. Но я этого не скажу, потому,
что я скромен и молчалив по природе. Прошли века, прежде, чем я
родился, и пройдут века, после того, как я умру.
Если бы остальные четыре странника могли сказать то же
самое, то пятый не написал бы столь странного предисловия.
Вечер наступает, куклы готовы к представлению, все на своих
местах.
Внимание!
Занавес поднимается.
Посвящается Серапионовым Братьям.
Глава I.
1.
-- Любезные сограждане! Я -- рыжего цвета. Вы не должны
сомневаться в том, что я -- рыжего цвета.
И точно: клок ярко-рыжих волос торчал из-под колпака.
-- Более того: я умен, я красноречив, я умею ходить по
канату. У меня есть Пикельгеринг, любезные сограждане,
Пикельгеринг, знаток в схоластической философии и самая лучшая
кукла из всех, которые вам когда-либо приходилось видеть.
Пикельгеринг высунулся из-под ситцевого полога, мигнул
бубенчиком и поклонился с необыкновенным достоинством.
-- Словом я -- самое достопримечательное на обоих
полушариях, а что касается моих полушарий, то они-то и есть
самое во мне примечательное.
Полушария показались было из-под раздвинутых занавесок, но
как бы устыдясь столь обширного общества вновь скрылись под
приветливую сень полога.
-- Но я буду краток. Я не хочу надолго задерживать на себе
ваше благородное внимание. Позднее время не позволяет мне
развернуть в пространной речи природные мои дарования. Любезные
сограждане! Я -- шарлатан!
И тут рыжий клок с некоторым упорством пронзил отсыревший в
погребе воздух.
Мастеровые: кузнецы, кровельщики, стекольщики, портные
закройщики и портные, кладущие заплаты на старое платье, купцы,
матросы и веселые девушки в одеждах голубых и синих с желтой
лентой в волосах, указывающей на их ремесло -- все смешалось
между узкими столами в веселую и дымную массу. За стойкой, на
огромной бочке сидела хозяйка и она отличалась от своего
сиденья только цветом лица. Оно было кирпичного цвета.
Особняком от всех в дальнем углу сидела докторская тога.
-- Благородный герцог Пикельгеринг вздыхает по своей
возлюбленной герцогине, -- закричал шарлатан.
Пикельгеринг сел и принялся вздыхать с треском.
-- Не извольте беспокоиться, -- продолжал шарлатан, -- у
него немного испортилась пружина. Однако, судя по гороскопу,
составленному знаменитым, неподражаемым астрологом
Лангшнейдериусом, ему суждена долгая и счастливая жизнь.
Организм его



Назад