023ee8b5

Искандер Фазиль - Жил Старик Со Своею Старушкой



Фазиль Искандер
Жил старик со своею старушкой
В Чегеме у одной деревенской старушки умер муж. Он был
еще во время войны ранен и потерял полноги. С тех пор до самой
смерти ходил на костылях. Но и на костылях он продолжал
работать и оставался гостеприимным хозяином, каким был до
войны. Во время праздничных застолий мог выпить не меньше
других, и если после выпивки возвращался из гостей, костыли его
так и летали. И никто не мог понять, пьян он или трезв, потому
что и пьяным и трезвым он всегда был одинаково весел.
Но вот он умер. Его с почестями похоронили, и оплакивать
его пришла вся деревня. Многие пришли и из других деревень.
Такой он был приятный старик. И старушка его очень горевала.
На четвертый день после похорон приснился старушке ее
старик. Вроде стоит на тропе, ведущей на какую-то гору,
неуклюже подпрыгивает на одной ноге и просит ее:
- Пришли, ради Бога, мои костыли. Никак без них не могу
добраться до рая.
Старушка проснулась и пожалела своего старика. Думает: к
чему бы этот сон? Да и как я могу послать ему костыли?
На следующую ночь ей приснилось то же самое. Опять просит
ее старик прислать ему костыли, потому что иначе не доберется
до рая. Но как же ему послать костыли? - думала старушка,
проснувшись. И никак не могла придумать. Если еще раз приснится
и будет просить костыли, спрошу у него самого, решила она.
Теперь он ей снился каждую ночь и каждую ночь просил
костыли, но старушка во сне терялась, вовремя не спохватывалась
спросить, а сон уходил куда-то. Наконец она взяла себя в руки и
стала бдеть во сне. И теперь, только завидела она своего
старика и даже не дав ему раскрыть рот, спросила:
- Да как же тебе переслать костыли?
- Через человека, который первым умрет в нашей деревне, -
ответил старик и, неловко попрыгав на одной ноге, присел на
тропу, поглаживая свою культяпку. От жалости к нему старушка
даже прослезилась во сне.
Однако, проснувшись, взбодрилась. Она теперь знала, что
делать. На окраине Чегема жил другой старик. Этот другой старик
при жизни ее мужа дружил с ним, и они нередко выпивали вместе.
- Тебе хорошо пить, - говаривал он ее старику, - сколько
бы ты ни выпил, ты всегда опираешься на трезвые костыли. А мне
вино бьет в ноги.
Такая у него была шутка. Но сейчас он тяжело болел, и
односельчане ждали, что он вот-вот умрет.
И старушка решила договориться с этим стариком и с его
согласия, когда он умрет, положить ему в гроб костыли своего
старика, чтобы в дальнейшем, при встрече на том свете, он их
ему передал.
Утром она рассказала домашним о своем замысле. В доме у
нее оставался ее сын с женой и один взрослый внук. Все
остальные ее дети и внуки жили своими домами. После того как
она им рассказала, что собирается отправиться к умирающему
старику и попросить положить ему в гроб костыли своего мужа,
все начали над ней смеяться как над очень уж темной старушкой.
Особенно громко хохотал ее внук, как самый образованный в семье
человек, окончивший десять классов. Этим случаем, конечно,
воспользовалась и ее невестка, которая тоже громко хохотала,
хотя, в отличие от своего сына, не кончала десятилетки.
Отхохотавшись, невестка сказала:
- Это даже неудобно - живого старика просить умереть,
чтобы костыли твоего мужа положить ему в гроб.
Но старушка уже все обдумала.
- Я же не буду его просить непременно сейчас умереть, -
отвечала она. - Пусть умирает, когда придет его срок. Лишь бы
согласился взять костыли.
Так отвечала эта разумная и довольно деликатная старушка



Назад