023ee8b5

Искандер Фазиль - Морской Скорпион



Фазиль Искандер.
Морской скорпион
Подготовка текста для некоммерческого распространения: С. Виницкий.
По изданию: Искандер Ф. А. Повести. Рассказы. М., Сов. Россия, 1989.
Морской скорпион
- Снасти здесь? Здесь. Сачок здесь? Здесь. Наживка здесь? Здесь.
Сигареты взял?
- Да, - сказал Сергей Башкапсаров. Он сидел на средней банке,
придерживая весла обеими руками, слегка балансируя ими, чтобы лодка не стала
боком к волне, или лагом, как говорят моряки.
Хозяин, звали его Володя, придерживая лодку за корму, острым взглядом
шарил в лодке, убеждаясь, все ли на месте, и, убедившись, что все на месте,
мощно перебрав несколько раз мускулистыми ногами в закатанных брюках,
вытолкнул лодку за линию прибоя и, ловко впрыгнув в нее, крикнул:
- Греби!
Прибой был не такой уж шумный, чтобы кричать. Но хозяин вообще все
делал покрикивая. Крик его был следствием той особой повышенной нервности,
некоторой безуминки, которая сама является следствием более или менее
постоянной работы под открытым небом, на солнце.
Сначала это бывало неприятно, но потом Сергей привык и перестал
замечать. Он сам догадался о причине этого крика, то есть о влиянии
повышенной солнечной радиации, и, догадавшись, перестал обижаться на
покрикивание хозяина. Он даже стал ему еще симпатичней, все-таки он был
причиной пусть маленькой, но его собственной догадки. В том, что догадка
верна, Сергей не сомневался.
У самого берега на светлом, словно тщательно просеянном, песчинка к
песчинке, песке жена Сергея играла в бадминтон со щеголеватым геологом из
Тбилиси.
Пока хозяин готовил лодку к отходу, Сергей любовался ею, ее неловкими,
но исполненными тайной грации, именно потому что внешне они были неуклюжими,
движениями. Она играла в бадминтон в первый раз и вообще, что называется,
была совершенно неспортивна. Это не мешало ей иметь стройную фигуру, тонкую
талию и нежные ноги. {110}
Щеголеватый геолог играл с ней очень деликатно, накидывая ей волан, как
ребенку, и она, постепенно смелея, играла все лучше и лучше. Вдруг она
сделала резкое движение за воланом и, не удержавшись на ногах, упала на
песок.
И пока она падала на песок, несколько замедленно, пытаясь все-таки
удержаться, Сергей почувствовал к ней такой острый прилив нежности и любви,
какого давно не испытывал. Разумеется, он понимал, что она падает на песок и
это совершенно для нее безопасно. По-видимому, эту вспышку вызвала вся
беспомощность и красота ее фигуры.
Странно, что, когда она упала, из горла его вырвался какой-то хриплый и
как бы торжествующий смех. Она, уже присев на песок, посмотрела на него
долгим взглядом и, ничего не говоря, встала и продолжила игру.
Но теперь она играла как-то потускнев. Под ее взглядом он, словно эхо,
услышал свой смех и только сейчас осознал неуместность и жестокость его
звучания. Он смутился под ее взглядом, но смутился главным образом от
понимания жестокости своего смеха и непонимания, чем он был вызван, тем
более что за мгновение до этого он почувствовал к ней острую нежность, как
если бы любил ее одновременно как жену и как своего ребенка.
На самом деле смех его вызван был глубоко затаившимся, неосознанным
чувством ревности к этому геологу, к их дружеской игре. Ее падение как бы
прерывало, как бы означало невозможность наметившейся между ними гармонии, и
смех его выражал радость по этому поводу.
Не понимая этого, но думая о случившемся, он греб в открытое море, и
ему очень захотелось закурить. Он сделал сильный гребок, чтобы не замедлять
ход,



Назад