023ee8b5

Искандер Фазиль - Дом В Переулке



Фазиль Искандер
Дом в переулке
Это был старый-старый дом, со старым, заглохшим садом. Здесь жил
когда-то замечательный хирург, но он почему-то спился и умер.
...К телефону обычно подходила бабушка.
- Сейчас, - говорила она и, шаркая шлепанцами, удалялась из комнаты.
- Аля, тебя, - слышал он далекое.
Он вслушивался в трубку, волнуясь и стараясь уловить что-то такое, что
могли бы скрывать от него. Но ничего не было слышно, только иногда бой часов
в комнате ее отца. Он сам удивлялся тому, что вслушивается в эту пустоту и
пытается услышать что-то такое, чего на самом деле нет. И все-таки каждый
раз он напряженно вслушивался.
Потом хлопанье дверей, визг собаки и звук быстрых шагов. Первой к
трубке всегда подбегала собака, она радостно и торопливо лаяла, как будто
старалась до ее прихода рассказать ему что-то на мужском собачьем языке.
Потом трубку хватала она, и они разговаривали под отрывистую, как марш,
музыку собачьей радости. Он слышал, как девушка отгоняет собаку, но та снова
и снова врывалась в разговор. Иногда ему казалось, что собака кое в чем
противоречит своей хозяйке, уточняет ее слова и даже поправляет ее, но та,
смеясь, отгоняла собаку, и все было хорошо. По вечерам они целовались в
саду, мечтали и говорили о будущем. Собака уходила в заросли бамбука, долго
вынюхивала там какие-то следы, а потом неожиданно прибегала, как бы
спохватившись, что надолго оставила их вдвоем. Они, смеясь, успевали
разомкнуть объятия, но по умной, лукавой морде собаки было видно, что она
кое о чем догадывается.
Дом, заросший виноградом и сиренью, уютно белел сквозь навес молодой
листвы. Собственно говоря, он давно нуждался в ремонте, но об этом никто не
думал. Бедность была гордой и рассеянной. Она не утруждала, а может быть,
даже стыдилась поддерживать себя подпорками. Во всяком случае, ему так
казалось. Они жили на маленькую пенсию. Кроме того, у матери был небольшой
заработок. Она вечно сидела с шитьем, но считалось, что это не работа, а
так, развлечение.
Дом напоминал старинную усадьбу, соединенную с нашими днями только
телефонным шнуром, потому что здесь когда-то жил замечательный хирург.
...Проголодавшись за ночь, они рвали холодный ночной виноград, а если
она на цыпочках выносила из кухни хлеб, не было ужина прекрасней. Хлеб и
виноград - древний ужин влюбленных.
Собака тоже ела виноград, смешно клацая зубами. Собаку звали Волк. Это
была здоровенная овчарка, может быть, не чистых кровей, но с чистой и, на
удивление, доброй душой. Может быть, она решила, что настоящая сила
несовместима со злостью, и лаяла только в знак радости или приветствия.
Иногда ее ругали за ее ленивое добродушие, за то, что она всех без разбору
впускает в дом. Порой ее пытались натравить на бродячих кошек, которые
неизвестно откуда появлялись в саду. В таких случаях собака пыталась извлечь
из горла несколько воинственных звуков, но, то ли она забыла, как это
делается, то ли никогда не знала, получалось до того фальшиво, что все
начинали смеяться, и она стыдливой рысцой убегала в конуру.
Девушка бледнела от ночной прохлады, и, когда они выходили из сада,
раздвигая мокрые синеватые листья, она вздрагивала и тесней прижималась к
нему. А ему казалось, что в мире нет такого холода, от которого он не смог
бы спасти свою девушку.
Он уходил домой и долго слышал парной детский запах ее губ. Он не мог
уснуть. Комната покачивалась. Из полумрака летней ночи появлялись то ее
лицо, бледное и ожидающее, то большая мудрая голова собаки.




Назад