023ee8b5

Искандер Фазиль - Авторитет



Фазиль Искандер
Авторитет
Георгий Андреевич был, как говорится, широко известен в
узких кругах физиков. Правда, всей Москвы.
На праздничные майские каникулы он приехал к себе на дачу
вместе с женой и младшим сыном, чтобы отдохнуть от городской
суеты и всласть поработать несколько дней в тишине.
Весь дачный поселок был послевоенным подарком Сталина
советским физикам, создавшим атомную бомбу. Однако с тех давних
пор дачи сильно одряхлели, ремонтировать их не хватало средств.
За последние годы, даже еще до перестройки, государство
потеряло интерес к физикам: мавр сделал свое дело... Тем более
старшее поколение физиков, создававшее эту бомбу, в основном
уже перемерло.
На третий день праздников труба в ванной дала течь.
Георгий Андреевич пошел в контору. Он знал, что оттуда можно
было вызвать одного из двух сантехников. Но работник конторы
скорбно заявил ему, что сантехники сами вышли из строя.
- Что с Женей? - спросил Георгий Андреевич.
- Руку сломал, - ответил конторский работник.
- А Сережа?
- Голову разбил. Только что его увезли на машине, - был
мрачный ответ.
Георгий Андреевич вернулся на дачу несолоно хлебавши.
Трудно жить в России, думал он: прежде чем починить трубу, надо
починить слесаря. Нам многодневные праздники ни к чему. Работа
невольно заставляет нашего человека делать некоторые паузы в
выпивке. Праздничные дни - пьянство в чистом виде.
Однако он не дал себе испортить настроение этой неудачей,
а сел работать. Работа - единственное, в чем он еще не
чувствовал приближение старости. И тем более было обидно, когда
любимый ученик сказал ему об отзыве о нем одного известного
физика. Каким ярким ученым был Георгий Андреевич! - вздохнул
якобы тот. - Как жалко, что он замолк.
Откуда он взял, что я замолк? - с горьким негодованием
думал Георгий Андреевич. За последние два года четыре его
серьезные работы были опубликованы в научных журналах. Да тот
просто журналы эти не видел! Физики, - во всяком случае, те,
что остались в России, - перестали интересоваться работами друг
друга. Это тоже было знаком времени. На свои последние
публикации он получал восхищенные отклики от некоторых
иностранных коллег.
Однако ему было шестьдесят пять лет, и он действительно
чувствовал первые признаки старости. Только не в работе. Так он
думал. Но, например, процесс еды перестал приносить
удовольствие, и он ел не то чтобы насильно, но с некоторым
тихим раздражением примиряясь с необходимостью перемалывать
пищу. Сколько можно!
Утреннее бритье тоже стало раздражать его. Боже мой,
думал он, включая электробритву, сколько можно бриться! Всю
жизнь каждое утро бриться! Некоторые его коллеги давно завели
бороды, якобы подчиняясь моде возвращения к национальным
корням. Он сильно подозревал, что им просто надоело бриться.
Сам он никак не хотел заводить бороды. Они при помощи бороды
маскируют собственную старость, думал он.
Третьим признаком старости он считал то, что на ночь стал
проверять, хорошо ли закрыты дверные запоры. Раньше он никогда
об этом не думал. Правда, этот признак старости он мог не
засчитывать себе или, по крайней мере, смягчить тем, что, по
вполне проверенным слухам, многие дачи их академического
поселка ограбили.
Слава Богу, обошлось без убийств. Правда, одного
опустившегося физика, пьяницу, воры избили. Он случайно во
время грабежа оказался на даче, но был так беден, что из дачи
буквально нечего было вынести. Все, что можно было вынести и
продать, он уже сам вынес и продал. Воры обид



Назад