023ee8b5

Исьемини (Ночкин) Виктор - Демон Ингви 4



Виктор Исьемини
За горизонтом
ГЛАВА 1
Прощаясь, принц Алекиан, естественно, долго и путано заверял меня в своем уважении, просил не обижаться на то, что — из-за сложной политической обстановки и всевозможных обстоятельств — он вынужден просить "капитана Воробья" удалиться из Гонзора... Что он, принц, приложит все усилия для того, чтобы с меня был снят запрет на проживание в Империи...

Что обязательно что-нибудь... Когда-нибудь... При этом мы оба понимали, что Алекиан не станет гнать с престола брата своей супруги и противиться воле отца из-за меня.
Так что мне осталось только поблагодарить Алекиана и упаковать манатки. Наши сборы и отъезд прошли почти незаметно и мало отразились на торжественной и размеренной жизни гонзорского двора. Шортиль все же получил место придворного мага и был счастлив.

Коклос — вернее, сэр Коклос — почувствовал себя несколько увереннее (он сманил нескольких хороших солдат из моего отряда на постоянную службу в качестве телохранителей) и носился с идеей съездить еще раз в Ренприст. Я не стал открывать секрета, кто же такой "капитан Борода" — карлика это задело за живое. Нарочно напускаемая мною таинственность и многозначительность будили любопытство непоседливого Полгнома...
Очень быстро — согласно пожеланию принца — все дела были решены, все вопросы — улажены. Принц Алекиан компенсировал свою не слишком вежливую просьбу убираться побыстрее не только вежливыми словами — он еще и расплатился с нами более чем щедро, так что мои вояки уходили из Гонзора, гремя монетами в кошельках...

Они-то были вполне довольны своей службой... А я... Что я? Я нахально явился к принцу, хотя понимал, как это может его скомпрометировать; я решил свои дела с его помощью, а взамен — что?

Помог ли я его эмиссару в деле с бароном Мольверном еще вопрос; то, что я обнаружил в столице герцогства следы заговорщиков вряд ли сильно облегчило жизнь принцу — зато я поставил его в неловкое положение и вынудил просить меня и в какой-то мере остаться у меня в долгу. Нахальство все это с моей стороны, впрочем, Алекиан и впрямь мне кое-чем обязан — не грех и напомнить ему об этом.

Хотя... Даже если он и выхлопочет для меня позволение жить в империи, я не представляю свой въезд в Альду в качестве частного лица...
Словом, в империи мне не место, во всяком случае — в Гонзоре. Да еще это странное письмо графа Гезнура... Он просил — настойчиво и вежливо — приехать к нему в Анрак.

Обещал службу моему отряду, щедрую плату... Толковал о чем-то необычном, о какой-то страшной тайне, связанной чуть ли не с судьбой Мира — а ведь этот циничный пройдоха не производил впечатления романтика, озабоченного столь высокими материями...

Словом, что-то в этой истории было нечисто, во всем этом крылась какая-то загадка. Что ж, Мир изобилует загадками, а я в последнее время только тем и занимаюсь, что ищу на них ответы. Ладно, отправимся к графу, поглядим в чем там дело.

Тем более, что этот сеньор обещает заплатить — а я ведь обязан содержать свой отряд... Я же теперь отвечаю за этих людей…
И вот мы с Ннаонной неторопливо едем на все тех же лошадках, уведенных из конюшен Мольверна, а за нами, вздымая пыль, топают солдаты в красивых плащах с изображением воробья. Солдаты довольны и веселы, а вампиресса, напротив, пребывает все в том же мрачном настроении, в которое ее повергло прочтение записок Проклятого Принца...

Я понимаю — очень мало кто бывает доволен, узнав правду о себе. Пожалуй, стоит ее потормошить, отвлечь каким-то образом от раздумий.
— Ннаонна! Эй, Ннаонн



Назад