023ee8b5

Исьемини (Ночкин) Виктор - Демон Ингви 2



ДЕМОН ИНГВИ - 2
Виктор ИСЬЕМИНИ
ВСЕ СКАЗКИ МИРА
ЧАСТЬ 1
МИР - АРХИПЕЛАГ
ГЛАВА 1
...Итак, я оставляю позади
Под этим серым неприглядным небом
Дурман фиалок, наготу гвоздик
И слезы... вперемежку с талым снегом...
В.Высоцкий
Серое море тяжело дышало, перекатывая плоские бугры волн. Суденышко под грязно-бурым косым парусом то приподнималось на очередной свинцовый бугор, то съезжало вниз, чтобы затем вновь, тяжко кряхтя, начать очередной подъем...
Ингви пробрался на корму, где стоял у руля старик-шкипер. Передвигаясь по палубе, он постоянно хватался за что-либо руками, инстинктивно ища опору на шатком наcтиле. Экипаж корабля в этом совершенно не нуждался.

Островитяне, на суше казавшиеся жалкими худосочными доходягами, в море сказочно преобразились - теперь они были ловки и уверенны в движениях. Их фигуры выглядели не тощими, а жилистыми. Даже старый хромой Рунгач, казалось, забыл о больной ноге, стоило лишь исчезнуть на горизонте темной полоске берега.
При виде пассажира старик радостно оскалился, показывая белесые десны с гнилыми обломками (почему-то он с самого начала проникся к Ингви приязнью), и вновь принялся описывать предстоящий маршрут, тыча кривым черным пальцем в набегавшие валы. По его словам выходило, что путь займет не меньше недели - если ветер будет благоприятствовать.

Ингви попытался выяснить, как шкипер ориентируется в открытом море, где нет никаких примет, но не добился ничего - то ли потому, что плохо понимал своего собеседника (объяснялись они на жуткой смеси общего с диалектом островитян, дополняемой совершенно дикой жестикуляцией старика), то ли тот просто не мог объяснить. Или не желал открывать секрет...
Поговорив со шкипером, демон двинулся обратно в свое “логово”, как он окрестил единственное более-менее сносное помещение на судне, предоставленное гостям. Там он выслушал очередную порцию жалоб Ннаонны на трудности с отправлением кое-каких нужд под хихиканье Фильки и визг оселка Кендага, которым тот - как всегда - правил какой-то кинжал, которых у орка имелось огромное количество.

Любой из клинков был остер как бритва, но Кендаг постоянно находил в них какие-то изъяны. Отмахнувшись от нытья вампирессы, Ингви зарылся в кучу тряпья и задремал... Путешествие обещало быть скучным...
На четвертый день плавания Ингви, выглянув поутру из “логова”, обнаружил, что погода существенно изменилась. Стало заметно теплее, сплошная мрачная пелена туч расслоилась на отдельные неопрятные лохмотья и в прорехах сияла лазурь - такого праздничного, такого чистого цвета небо бывает только на юге.

Вместе с тем ветер стих и суденышко замедлило ход... Ингви пробрался на корму и Рунгач, еще более радостный чем прежде, объяснил ему, что корабль уже в “море Архипелага”, “теплом море”, “добром море” - то есть теперь под ними - воды теплого течения, которое омывает и родные острова шкипера.

А значит, Рунгач все равно что дома... Правда, ветры здесь гораздо слабее, чем в чужих северных морях - а стало быть и пойдут они теперь не так ходко...
Беседу прервали крики и визг, завершившиеся тяжелым шлепком грузного тела о воду. Оказалось, причиной шума была Ннаонна.

Надо сказать, что простая конструкция парусника контрабандистов не предусматривала никакого гальюна - и девушке приходилось, как и всем прочим, приседать над бортом. Естественно, она старалась не попадаться никому при этом на глаза, но тут ее подстерег за этим занятием помощник Рунгача - единственный толстяк среди островитян. Он позволил себе подскочить к вампирессе и с ухмылк



Назад