http://lemon62.ru/astrahan/cat_170.html 023ee8b5

Исаков Дмитрий - Мурзик



Дмитрий Исаков
Мурзик
ПРОЛОГ
Поссорились мы капитально.
Я что-то не так сказал.
(«Ты вспомни хорошенько, что ты сказал! И подумай!..»)
«И что я там такого сказал?! Матом вроде бы не ругался?! А она тоже хороша штучка! Да за такие бзики, что она мне откаблучивала, будь я любером, да лет на десять помоложе, то так бы и дал ей по почкам!..»
Но это все, конечно, эмоции!
Короче, поссорились мы капитально!
Многочисленные телефонные объяснения ни к чему не привели, и только в конце мы остановились на том, что мне можно позвонить во вторник. («Но не позднее девяти вечера!», что означало — среду во второй половине дня она предположительно будет не занята.)
Всю пятницу я проходил злой, как собака, и к вечеру достиг такого состояния, что, не сработай спасительный клапан моего благоразумия, я растер бы ее в порошок!
И вот, в самый кульминационный момент гнева, моя рука потянулась к телефону!
«Не вздумай ей звонить!», — сказал я себе и снял трубку.
Дринь-дринь-дринь!
«Хорошо б у нее было занято!» — подумал я, крутя диск телефона.
Ду-у-у... Ду-у-у...
«Лишь бы ее не было дома», — молил я Бога, слушая длинные гудки.
На третьем трубку сняли:
— Алло?
— Девушка, это роддом?
— Нет, это не роддом!
— Значит, это зоопарк?!
— Да, это клетка со злой окабаневшей Мурзилкой!
(Вот такой разговор после капитальной ссоры! Так что вы не удивляйтесь, что я ее до сих пор терплю!)
— Привет!
— Здравствуй.
— Ты все на меня злишься?
— Еще как!
— А я не вытерпел до вторника и позвонил.
В ответ, по-моему, довольно засопели.
— Слушай, а та бумажка у тебя сохранилась?
(Какая бумажка, для Вас не имеет никакого значения.)
— Да.
— Она мне нужна к понедельнику!
— К понедельнику?!
— Да. В любое удобное для тебя время и место.
— М-м-м... (Продолжительная пауза) — Завтра, полдвенадцатого!
— Где?
— Там же!
— Где там?
— У памятника! (Это где мы поссорились.) Ты что, забыл?!
— У памятника, так у памятника. А как же твои сокурсники? Вдруг они увидят тебя со мной? («С таким толстым и старым!» — «Это я-то старый в свои 32 года?!!») Может лучше у метро?
— Ага, только давай у другого выхода, ладно?
— У другого, так у другого. Мне все равно, где тебя видеть. («Лишь бы видеть!»). Кстати, ты завтра упадешь в обморок, увидев меня!
— ..?
— Я, наконец, собрался съездить к себе на родину и завтра оденусь по-походному.
— Это как?
— Я одену изумительные брезентовые, мной лично сваренные штаны имени сварочно-кузовного цеха!..
— Ой!
— Куртку памяти столетней войны стройотрядов с колхозным строем!..
— Ай!
— А на голове?!
— Что??!!
— Я так и не подстригся, и уровень моей лохматости...
— Может, тебе не очень нужна эта бумажка?
— Очень! Нужна! А может, ты поедешь со мной? Там так хорошо.
— Я же учусь...
— Да плюнь ты на эту учебу! Хоть раз вдвоем съездим на природу. А там! А там реликтовые дубовые рощи! Моя любимая седальная сосна!

Родничок кристальный! Ну?!
— У меня столько дел запланировано на вечер...
— Но я так по тебе соскучился!
— Ничего, переживешь! И не вздумай завтра у метро ко мне грязно приставать!
— А я разве когда-нибудь к тебе грязно приставал?!
— Неужели?! Ни разу?!
— Не было такого!
— Ну ты гнус! Ни разу?!
— Ах да, было, было, это когда я все-таки решился, наконец, тебя поцеловать в губы! И то ты мне так и не дала! Ты ведь у меня так и осталась нецелованной!..
— !!! (В трубке раздалось дикое рычание злобного окабаневшего Мурзика.)
— ...Но тебя оправдывает то, что на мне в то время почему-то была недельная щетина. Так что я те



Назад