Библиограф - русские авторы. Выпуск 056


023ee8b5

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 056 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 111. Исаковский М. - Ищенко Е.

В этой главе опубликовано


Исаков Дмитрий - Мурзик
Поссорились мы капитально.
Я что-то не так сказал.
(«Ты вспомни хорошенько, что ты сказал! И подумай!..»)
«И что я там такого сказал?! Матом вроде бы не ругался?! А она тоже хороша штучка! Да за такие бзики, что она мне откаблучивала, будь я любером, да лет на десять помоложе, то так бы и дал ей по почкам!..»
Но это все, конечно, эмоции!
Короче, поссорились мы капитально!
Многочисленные телефонные объяснения ни к чему не привели, и только в конце мы остановились на том, что мне можно позвонить во вторник. («Но не позднее девяти вечера!», что означало — среду во второй половине дня она предположительно будет не занята.)
Всю пятницу я проходил злой, как собака, и к вечеру достиг такого состояния, что, не сработай спасительный клапан моего благоразумия, я растер бы ее в порошок!
И вот, в самый кульминационный момент гнева, моя рука потянулась к телефону!
«Не вздумай ей звонить!», — сказал я себе и снял трубку.
Дринь-дринь-дринь!
«Хорошо б у нее было занято!» — подумал я, крутя диск телефона.
Ду-у-у... Ду-у-у...
«Лишь бы ее не было дома», — молил я Бога, слушая длинные гудки.
На третьем трубку сняли:
— Алло?
— Девушка, это роддом?
— Нет, это не роддом!
— Значит, это зоопарк?!
— Да, это клетка со злой окабаневшей Мурзилкой!
(Вот такой разговор после капитальной ссоры! Так что вы не удивляйтесь, что я ее до сих пор терплю!)
— Привет!
— Здравствуй.
— Ты все на меня злишься?
— Еще как!
— А я не вытерпел до вторника и позвонил.
В ответ, по-моему, довольно засопели.
— Слушай, а та бумажка у тебя сохранилась?
(Какая бумажка, для Вас не имеет никакого значения.)
— Да.
— Она мне нужна к понедельнику!
— К понедельнику?!
— Да. В любое удобное для тебя время и место.
— М-м-м... (Продолжительная пауза) — Завтра, полдвенадцатого!
— Где?
— Там же!
— Где там?
— У памятника! (Это где мы поссорились.) Ты что, забыл?!
— У памятника, так у памятника. А как же твои сокурсники? Вдруг они увидят тебя со мной? («С таким толстым и старым!» — «Это я-то старый в свои 32 года?!!») Может лучше у метро?
— Ага, только давай у другого выхода, ладно?
— У другого, так у другого. Мне все равно, где тебя видеть. («Лишь бы видеть!»). Кстати, ты завтра упадешь в обморок, увидев меня!
— ..?
— Я, наконец, собрался съездить к себе на родину и завтра оденусь по-походному.
— Это как?
— Я одену изумительные брезентовые, мной лично сваренные штаны имени сварочно-кузовного цеха!..
— Ой!
— Куртку памяти столетней войны стройотрядов с колхозным строем!..
— Ай!
— А на голове?!
— Что??!!
— Я так и не подстригся, и уровень моей лохматости...
— Может, тебе не очень нужна эта бумажка?
— Очень! Нужна! А может, ты поедешь со мной? Там так хорошо.
— Я же учусь...
— Да плюнь ты на эту учебу! Хоть раз вдвоем съездим на природу. А там! А там реликтовые дубовые рощи! Моя любимая седальная сосна!

Родничок кристальный! Ну?!
— У меня столько дел запланировано на вечер...
— Но я так по тебе соскучился!
— Ничего, переживешь! И не вздумай завтра у метро ко мне грязно приставать!
— А я разве когда-нибудь к тебе грязно приставал?!
— Неужели?! Ни разу?!
— Не было такого!
— Ну ты гнус! Ни разу?!
— Ах да, было, было, это когда я все-таки решился, наконец, тебя поцеловать в губы! И то ты мне так и не дала! Ты ведь у меня так и осталась нецелованной!..
— !!! (В трубке раздалось дикое рычание злобного окабаневшего Мурзика.)
— ...Но тебя оправдывает то, что на мне в то время почему-то была недельная щетина.

Исаков Дмитрий - Акулу Еще Не Съели! (Акулу Cъели - 1)
Исаков Дмитрий - Акулу Еще Не Съели!
Исаков Дмитрий - Битвы Во Времени 1
Исаков Дмитрий - Мурзик
Исаков Иван Степанович - Военно-Морской Флот Ссср В Отечественной Войне
Исаков Иван Степанович - Первое Дипломатическое Поручение
Исаковский Михаил - Стихи
Исакянов Дмитрий - Монолог В Тишину Платона
Исакянов Дмитрий - Пришелец В Риме Не Узнает Рима
Исакянов Дмитрий - Упростить Дробь
Продолжение главы 111

Глава 112. Ка С. - Кагарлицкий М.

В этой главе опубликовано


Кабаков Александр - Последний Герой
Он, еще голый, сразу шел к стоящей в нише у самой двери маленькой плите, зажигал газ под кофеваркой, с вечера заправленной кофе и залитой водой — будучи педантично аккуратным и бессмысленно рациональным смолоду, с возрастом приобрел к распорядку и мелким обычаям страсть непреодолимую. Огонь тихо шипел, а он шел в душ, открывал воду несильно — чтобы не будить ее, туго свернувшуюся, спрятавшую в подушке лицо от холодного утреннего солнца, лезущего в комнату сквозь щели старых, перекошенных жалюзи.

Она, как всегда, просыпалась тяжело, капризничала. Ну, еще две минутки, просила она, по-детски показывая два указательных пальца, две минутки, ляг со мной, согрейся и меня согрей, пожалуйста, две минуточки. Кофе остынет, говорил он, ложась, прижимаясь, согревая и согреваясь.

Она уже не спала, двигалась, тихо постанывала. Под окном скреб по тротуару, расставляя маленькие плетеные стулья и тяжелые мраморные столики, знакомый вьетнамец — кафе было слишком дорогое, но в конце недели они иногда ужинали здесь, если заработок был приличный и можно было позволить лишние полсотни, чтобы сразу после еды подняться к себе, лечь, включить вечерние новости, взять в постель бутылочку хорошего белого, обняться, дремать, просыпаться, снова дремать. Потом, подняв жалюзи, они пили кофе. В окне справа мутно сверкали кони на мосту
Александра Третьего, слева заслонял все небо купол Инвалидов. Он отправлялся на работу. Бобур кипел. Накалялся под берущим дневную силу солнцем корабельный дизель дэка имени товарища Помпиду (старая
Володькина шутка, вроде названия Парижск). Независимо от того, щедрой или нет казалась публика, к вечеру у каждого из площадных артистов набиралось примерно одинаково — сотни две-три. Ну, за исключением звезд...

Избранная им как объект страстного, но бессловного объяснения в любви, немецкая или голландская туристка, как правило, тоже очень немолодая, в седой стрижке, охотно подыгрывала, ее товарищи по групповому туру охотно смеялись и клали деньги. Она отвозила в издательство очередную порцию корректуры, брала новую.

Иногда удавалось сразу выудить из старой Оболенской сотню-другую за прошлый месяц. Ночью он думал о том, что было о том, что едва не отняло у него такой финал. Она уже спала, счастливая, а он все вспоминал, вспоминал...

Н социального падения возникла очень давно, и отнюдь не только под сюжетным влиянием многих романов, пьес, очерков и рассказов, но — и, возможно, прежде всего — как нечто, уравновешивающее реальную основу моей жизни: с детства проявившуюся наклонность к упорядоченности, устроенности, некоторой степени усредненности. Так довольно часто агрессивная мужественность связана с тайной склонностью к половой перверсии, и здоровые мужики щеголяют, запершись, в дамских трусиках и туфельках сорок четвертого размера на каблуках.

Кстати, где они их берут? Женская обувь, как правило, заканчивается на сорок первом даже в англо-саксонских странах. Я родился в самый разгар века и его главной войны.

Появление мое на свет оказалось побочным результатом некоторых стратегических решений главного командования инженерных войск, в которых в чине лейтенанта и в должности командира роты служил мой отец. Часть, довольно потрепанная авиационными налетами на строившийся ею укрепрайон, была отправлена в глубокий тыл, за Урал, на переформирование.

Ка Саша - Маша
Ка Саша - Пpоза
Ка Саша - Сказка, Сказка
Кабаков Александр - Все Поправимо
Кабаков Александр - Александр Кабаков - Аннотации К Произведениям
Кабаков Александр - Весна - Лето
Кабаков Александр - Маленький Сад За Высоким Забором
Кабаков Александр - Московские Сказки
Кабаков Александр - Нам Не Прожить Зимы
Кабаков Александр - Невозвращенец
Продолжение главы 112